103
ДНЯ ДО ТУРНИРА

"В 1998-м мой бонус был 50 тысяч долларов".

Текст: Александр Головин

П

редседатель судейского комитета РФС Николай Левников — о работе на ЕВРО и ЧМ, шансах Сергея Карасева и лучших судьях Европы.

Николай Левников стал арбитром еще в СССР — с 1984 года судил матчи первого и второго дивизионов союзного чемпионата. В начале 1990-х получил международную категорию, а в 1996-м работал на чемпионате Европы в Англии, где ему выпал матч группового этапа Турция — Дания (0:3).


Дальше были Кубок конфедераций, чемпионат мира-1998 и десятки игр еврокубков, а потом долгая служба в роли начальника: он инспектировал судей на ЕВРО-2004 и ЕВРО-2016, входил в комитет УЕФА, который отбирает арбитров для работы на крупных турнирах, возглавлял судейскую коллегию в России и Казахстане.


Сейчас 64-летний Левников входит в судейский комитет и экспертно-судейскую комиссию РФС (оценивает спорные эпизоды) и комиссию УЕФА по развитию судейства. А еще он знает о людях в черном все.


Ниже — подробный рассказ о прошлом, настоящем и будущем судейства.

Председатель судейского комитета Российского футбольного союза Николай Левников перед началом конференции РФС / Александр Вильф / РИА Новости
Судья на ЕВРО-1996

Это был последний чемпионат Европы, когда судьи не жили в стране-организаторе, а приезжали отдельно на каждую игру. Все бригады летели из своих стран за два дня до матча. Акклиматизировались, смотрели поле, участвовали в совещании всей бригадой, а не как сейчас, когда только четвертый арбитр. После матча возвращались обратно на родину.


Если кто-то и получал второе назначение, это считалось большим праздником. Большинство бригад отсудило по одной игре. Готовились, кстати, индивидуально. Когда нас утвердили — месяца за три до турнира — каждый получил план индивидуальной физической и теоретической подготовки от судейского комитета УЕФА. И должен был ему следовать.


В 1998-м на чемпионате мира все судьи уже жили в пригороде Парижа и готовились вместе. В 2000-м это правило заработало и для чемпионатов Европы.


Еще в 1996-м появились устоявшиеся бригады — когда все судьи из одной страны. До этого могли быть из разных. На чемпионате мира же это продолжалось, и в 1998-м сослужило мне плохую службу. Резервный оказался из другой страны: он видел, что случилось за моей спиной, но не подсказал. Я показал желтую карточку, а надо было красную. Был бы VAR или резервный из своей бригады, все могло сложиться по-другому. А так — я отсудил групповой этап и не получил назначений в плей-офф.

На ЕВРО-1996 матч мне выпал тоже не особо простой: Дания — действующий чемпион Европы, Турция в тот год выглядела как очень интересная команда. Несмотря на счет, получилась напряженная игра, наша бригада провела ее очень хорошо. Случился только один неоднозначный момент в конце: я не понял, что это — чистая игра или срыв перспективной атаки, показал желтую карточку турецкому вратарю, а скорее всего, надо было показать красную. Это решение не позволило отсудить полуфинальную или финальную игру.


Не скажу, что это ошибка. Просто правило по поводу красной карточки при игре вратаря руками за пределами штрафной ввели незадолго до турнира. Мы к нему еще не очень привыкли. Плюс момент сложный: длинная передача, до конца я не был уверен, играл ли кипер головой или рукой. Принял как бы половинчатое решение. Если это игра рукой, надо было, конечно, считать, что это лишение очевидной возможности забить гол, удалять.


За игру бригада получила высокую оценку. Но полуфинал и финал судили более опытные.


Кстати, на том турнире работал и Ховард Уэбб. Правда, полицейским. Когда я судил в Шеффилде, он находился на стадионе. Я, понятное дело, об этом никогда не догадывался. Но мы встретились спустя много лет, когда он уже стал судьей, и он рассказал мне эту историю.

Николай Левников в матче Лиги чемпионов сезона 1998/99 “Бавария” - “Кайзерслаутерн” / Martin Rose/Bongarts/Getty Images
Инспектор на ЕВРО-2004 и ЕВРО-2016

Те турниры запомнились российскими судьями — бригадами Валентина Иванова и Сергея Карасева. Это приятно: мы жили вместе, много общались.


В 2004-м меня отлично знали все судьи, потому что закончил карьеру я незадолго до этого. Смотреть на действия арбитров в другом качестве было интересно. Плюс те игры, которые мне доверили, оказались высокого уровня. Я, например, инспектировал один из полуфиналов. Запомнил, что все игры прошли без ошибок, ведь тогда еще работали судьи, которые представляли сильную когорту личностей — Любош Михел, Валентин Иванов и другие. Иванов, кстати, здорово отработал и после этого получил приглашение на чемпионат мира-2006. Тогда он считался серьезным арбитром и составлял конкуренцию лучшим.


Франция-2016 — тоже прекрасное место для судей. И совершенно новый уровень подготовки. Там вместе с арбитрами жили технические представители УЕФА, которые перед каждой игрой проводили видеоразбор команд — арбитры вместе с ними смотрели ролики. Плюс тренеры по физподготовке — те, кого у нас в 1996-м не было. А в 2004-м и 2016-м — несколько тренеров, которые много делают, чтобы судьи подготовились физически.


Физподготовка — классная вещь, тренеры серьезно занимаются профилактикой травм. Все как в больших футбольных командах.

Валентин Иванов в матче ЕВРО-2004 Италия – Болгария (2:1) / DIMITAR DILKOFF/AFP via Getty Images
Личности среди судей

Со временем среди арбитров не стало меньше личностей, но персональные качества стали другими. Это объясняется тем, что 20-25 лет назад не было не только VAR и помощников за воротами, но и коммуникационных систем. В 1996-м мы использовали другие средства общения с помощниками.


Это заставляло главного арбитра принимать решение самостоятельно. И накладывало отпечаток на личные качества: ты должен был быть на 100% уверен в решениях, понимать, что помощь может прийти, но не так часто, как с введением переговорных устройств. Они появились только в 2004-м на ЕВРО. Если что-то происходило за спиной, главный получал информацию от помощников. В 2016-м были уже помощники за воротами. Это облегчало работу арбитров, но делало их более зависимыми не только от своих решений.


Как мы обходись без средств связи в 1996-м? Нас учили этому: через визуальный контакт — надо обязательно два раза посмотреть на помощника, скрытые жесты, открытые жесты. Футбольный язык — это особая методика. Советская школа этим отличалась. Мы хорошо взаимодействовали, понимали друг друга с помощниками с полуслова.

Николай Левников удаляет футболиста ЦСКА Максима Бокова в финальном матче Кубка России против "Локомотива" / Владимир Родионов / РИА Новости
Судейские ошибки

Ошибок с каждым турниром не становится больше. Наоборот, начиная с 1992 года, после того, как разделили главных арбитров и помощников, резко уменьшилось число ошибок, связанных с фиксацией вне игры. Хорошо, что разделение произошло, это важное решение УЕФА. До этого ведь на турнирах судили люди, у которых не было четкой специализации — арбитры то выходили как главные, то как лайнсмены.


Причем в чемпионате России эта система продолжала действовать и после 1992 года. Например, тогда в Высшей лиге играли команды из Находки и Владивостока, мы выезжали в эти города бригадой, и в итоге один из нас судил игру во Владивостоке помощником, а потом был в Находке главным.


Долгое время после реформы количество ошибок оставалось на одинаковом уровне. С введением VAR их снова стало меньше. Так что технологии помогают. А говорят про них больше, потому что развивается качество трансляций. Стало больше камер и повторов, и теперь каждая неточность арбитра воспринимается иначе. Плюс о каждой ошибке сейчас читают не в какой-то газете, за которой надо отстоять в очереди, а в интернете сразу после игры.


Но в целом количество ошибок уменьшается.

Шансы Сергея Карасева на ЕВРО-2020

Шансы есть, потому что Сергей находится в элитной группе. Скоро будет сделан выбор. Кстати, сейчас решение, поедет судья на турнир или нет, принимает узкий комитет УЕФА. Два года назад состав был шире, в него входил и я. Сейчас — всего пять человек: глава комитета Роберто Розетти, его заместитель шотландец Хью Даллас, а также три члена: Марк Батта из Франции, Владо Сайн из Словении и Дагмар Дамкова из Чехии.


Они — постоянные сотрудники судейского комитета УЕФА и принимают решение на основании тех оценок, которые судьи получили в международных играх от инспекторов, и на основании информации от тренера по физподготовке, профессора Хельсона Вернера. Делают анализ, представляют его на исполком УЕФА, и там окончательно утверждают список судей.


На чемпионат России комитет тоже смотрит, но только с той точки зрения, что судьи должны работать регулярно — не пропускать матчи. Сведения о том, как часто привлекаются судьи, регулярно подают в УЕФА. Оценки там не смотрят. Для них важно качество судейства в Европе.


Знаю, что последнюю международную игру Карасев провел хорошо. Надо пожелать ему удачи — шансы будут.

Сергей Карасев на ЕВРО-2016 (Румыния – Швейцария, 1:1) LIONEL BONAVENTURE/AFP via Getty Images
Другие судьи из России

Сергей Иванов только вошел в первую группу судей УЕФА, но отзывы о нем хорошие. Скорее всего, на будущий цикл он попадет в элитную группу, будет иметь шансы попасть на следующий чемпионат Европы. На этот — уже нет.


Еськов входил в первую группу три-четыре года, получал хорошие назначения, какое-то время рассматривался как кандидат для элитной группы. То есть был на виду, его все время просматривали, но качество судейства чуть-чуть не дотягивало до того, чтобы он вошел в элитную группу. Не хватило хороших оценок. А теперь вообще закончил.


Поэтому на ЕВРО-2020 кандидат от России один и однозначный — Сергей Карасев.

Лучшие судьи Европы

Раньше можно было сказать, что существует тройка или пятерка лучших арбитров. Сейчас я бы так не утверждал. Есть около 10 арбитров одинаковой квалификации, которые судили финалы Лиги чемпионов и Лиги Европы. Всех не перечислю, но это представители футбольных стран.


Например, очень интересный голландец Дэнни Маккели.


В Турции есть старый арбитр — Джюнейт Чакыр, но появился молодой и уже создает ему конкуренцию.


В Италии молодой Давид Массо тоже создает серьезную конкуренцию Даниэле Орсато. И неизвестно, кто из них попадет в список на чемпионат Европы.


Славко Винчич из Словении конкурирует с Дамиром Скоминой — ведущим арбитром.


То же самое в Германии: есть опытный Феликс Брых и молодой Тобиас Штилер. Из них выбирают.


И в Англии так же — Энтони Тейлор и вокруг молодые.


Хороший арбитр — Георги Кабаков из Болгарии. На постсоветском пространстве есть два арбитра, которые имеют шанс поехать на чемпионат Европы: Алексей Кульбаков из Белоруссии и в большей степени Андрис Трейманис из Латвии.

Мне лично нравится манера Славко Винчича. Я видел его молодым, когда он начинал на финальном турнире U-19. Приятно, насколько вырос. То же самое — грек Анастасиос Сидиропулос — очень прогрессирующий и очень профессиональный. Нашим арбитрам необходимо брать с него пример.

Итальянский судья Даниэле Орсато в финале Лиги чемпионов “ПСЖ” – “Бавария” (0:1) / LLUIS GENE/POOL/AFP via Getty Images
Судейские тренды

С каждым годом становится все меньше и меньше арбитров, которые пришли в профессию из футбола. Есть, например, поляк Шимон Марчиняк — он был футболистом, пришел поздновато, но добился многого. Хотя не факт, что попадет на чемпионат Европы — у него есть два достойных соперника.


Раньше арбитры могли совмещать работу в футболе с обычной. Например, я начинал судить и одновременно ходил на завод, где трудился начальником лаборатории. Сейчас это уже невозможно. Наверное, небольшой бизнес еще можно осилить, но ходить на службу каждый день — нет. Как иначе, если каждую неделю судьи на три-четыре дня выключены из обычной жизни? Они работают на VAR, главными, резервными. Плюс подготовка и восстановление — они тоже отнимают время.

Зарплаты и гонорары

Не совсем знаю, как платят за работу на чемпионате Европы сейчас, но в 2016 году зарплата складывалась из таких частей: фиксированный бонус и гонорар за каждую игру. Сумму сказать не могу. Вот на чемпионате мира-1998 мой бонус был 50 тысяч долларов, плюс отдельные деньги за каждую игру.


В еврокубках судьи элитной группы получают 4,5 тыс евро. Судьи первой группы — в два раза меньше.

Нидерландский судья Бьорн Кейперс в матче Лиги чемпионов “Ренн” – “Челси” (1:2) / DAMIEN MEYER/AFP via Getty Images
Рекорды судейства

Бьорну Кейперсу — 47 лет, но он все еще находится в элитной группе. Он один из самых топовых судей, в его биографии два финала Лиги Европы и финал Лиги чемпионов. Это рекорд, который будет трудно кому-то побить.


Я помню, как он начинал. В 2006 году я был членом судейского комитета УЕФА, а он приехал на юношеский чемпионат Европы. Его профессиональные качества уже тогда говорили о том, что он добьется многого.


Думаю, следующий год для него — последний. Судейство до 47 лет — большое исключение. Во многих странах есть негласный лимит — 45 лет. Дальше на два-три года бывшие арбитры становятся судьями на VAR. Долгую карьеру иметь сложно не столько физически, сколько психологически.