103
ДНЯ ДО ТУРНИРА

Главное дерби Шотландии глазами Владимира Стогниенко: вражда, история, нравы

В

ладимир Стогниенко рассказывает Welcome2020 про главный матч Шотландии — Old Firm Derby: Глазго, «Селтик», «Рейнджерс», католики, протестанты, ирландцы, шотландцы, лоялисты, националисты...

Проект «Планета Футбола» существует уже много лет, еще с телевизионных времен. Для нас он всегда был неким хобби — когда находилось время, выбирали какой-нибудь интересный футбольный город, отправлялись туда и старались рассказать об увиденном. Мы — это я и мой друг детства, географ, писатель и путешественник Семен Павлюк. Конечно, без операторов и продюсеров тоже не обходится. Съемки короткие — 3-4 дня в городе.


За эти годы мы побывали в Аргентине и Бразилии, Греции и Турции — в общем, там, где отношение к футболу максимально горячее. А вот до Шотландии добраться никак не получалось, хотя нам настоятельно рекомендовали Old Firm Derby — яростное противостояние «Селтика» и «Рейнджерс» в Глазго.

Болельщики на матче «Селтик» - «Глазго Рейнджерс», 10 сентября 2016-го / Steve Welsh/Getty Images

Наконец, все сложилось. Мы работали в Лестере, Ноттингеме, Лидсе и Ньюкасле, на автомобиле пересекли границу Англии и Шотландии близ Карлайла и глубокой ночью прибыли в Глазго. Планы были такими: домашний матч «Рейнджерс», короткий визит в Белфаст, посещение стадиона «Хэмпден Парк» и общение с фанатами.




Пока мы готовились к съемкам, я прочитал массу полезной литературы и пришел в недоумение. То, что за «Рейнджерс» болеют преимущественно протестанты, а за «Селтик» — католики, мне было известно давно. Но выяснилось, что причины глубокой неприязни (мягко сказано) болельщиков клубов друг к другу зависят еще от целого вороха причин, которые не понять без знания истории, географии и культурологии. Не в последнюю очередь здесь сыграла роль история развития Глазго — одного из важнейших промышленных городов Британской Империи XIX века. Глазго сильно отличается от Эдинбурга, куда первым делом советуют отправиться неискушенному туристу: гораздо грубее, жестче, и (как ни странно) ничуть не менее колоритен. Просто это другой колорит — цвет цехов, станков, машинного масла и верфей. Это действительно интересный город для тех, кто любит изучать историю индустриального развития, и еще более интересный для тех, кому по душе история футбола.

Командная фотография «Селтика», сезон 1898-1899 гг. / Popperfoto via Getty Images/Getty Images

Когда в XIX веке в Ирландии разразился голод, вызванный массовой гибелью картофельных посевов, десятки тысяч человек, спасая себя и свои семьи, разъехались по всему миру. Мудр был тот человек, кто отправил сборные Ирландии и Италии играть в Нью-Йорк на ЧМ-1994 в США. Стадион был не просто переполнен, в тот день в огромном мегаполисе царил настоящий футбольный ажиотаж! Но Америка от Ирландии далеко, а Шотландия — совсем рядом. 150 лет назад Глазго стал новым домом для измученных голодом и отсутствием работы ирландцев. Беженцы прибывали и прибывали, и мало кто удивился, когда диаспора скоро обзавелась своей командой. Так появился «Селтик». Но если в клубе постоянно подчеркивали свои вызывающе ирландские корни, то в соседнем «Рейнджерс» напоминали о том, что именно здесь живет дух настоящей Шотландии. Скоро в клуб уже не брали игроков-католиков. Так началась свирепая вражда, отголоски которой были слышны еще много десятилетий, когда в соседней Англии с футбольным хулиганизмом давно покончили...


И все эти годы два клуба оставались главными командами своего чемпионата. Глазго живет ожиданием очной встречи — так будет всегда, пока течет через город река Клайд. Мы тоже сходили на Дерби Старой Фирмы — тогда на стадионы пускали болельщиков. Матч проходил на арене «Селтик Парк», так что сторонникам «Джерс» выделили лишь небольшой сектор. Воздух, конечно, гудел от оскорблений и ругани, но в целом все было довольно спокойно. Матч специально назначили на дневное время — пока еще не открылись пабы.

Дерби Старой Фирмы (2:2), 1985-й / Chris Cole/Allsport via GettyImages

С пабами тоже не все так просто: клубный «Хупс» запросто может находиться в квартале, населенном преимущественно людьми «Джерс». И наоборот. Фанаты команд нам объяснили, что игроков и «Селтик», и «Рейнджерс» давно уже набирают вне зависимости от религиозных предпочтений. Любви между болельщиками, конечно, не прибавилось, и даже вылет «Рейнджерс» в низшие дивизионы из-за финансовых проблем не снизил накала эмоций. На матчах чемпионата Европы эти клубные противоречия сказаться не должны — хардкорные болельщики «Селтика» если и интересуются матчами сборных, то больше командой Ирландии. Жесткие фанаты «Рейнджерс» по политическим убеждениям, скорее, лоялисты (то есть поддерживают будущее Шотландии в составе Великобритании), и тоже на матчи шотландской сборной ходят не всегда. Так что поддержка сборной Шотландии на «Хэмпден Парк» ожидается хоть и шумная, но мирная. На «Хэмпдене» обычно проводят свои матчи «Куинз Парк» (старейший клуб Шотландии) и национальная команда.


Соберетесь в Глазго — не забудьте о местном колорите. Во-первых, шотландский английский иностранцу понять чрезвычайно сложно. Будьте к этому готовы и не стесняйтесь переспрашивать. Шотландцы, впрочем, к своему произношению сами часто относятся с юмором, многие готовы повторять.


Второе: главное шотландское блюдо — хаггис, пудинг из бараньих потрохов. Звучит ужасно, но на вкус это не так уж и страшно. А вот что действительно невозможно, так это знаменитый десерт из Глазго: шоколадный батончик «Марс», обмазанный тестом и зажаренный во фритюре. Я нисколько не шучу! У меня от одного взгляда на этот кошмар уровень холестерина поднялся втрое. Есть не решился.


И, наконец, в-третьих: средняя температура июня в Глазго — примерно 17 градусов. Одевайтесь аккуратно!

Фанаты «Рейнджерс» и «Селтика», 29 мая 2002-го / Gary M. Prior/Getty Images