192
ДНЯ ДО ТУРНИРА

ЕВРО-2008.
Запланированное чудо

Автор: Александр Головин

П

оследний для России полуфинал чемпионата Европы до сих пор воспринимают как невероятное стечение обстоятельств, когда даже Аршавин играл на уровне Месси. На самом деле, та бронза логична, стоило только дать игрокам свободу.

Октябрьским вечером 2007-го Роман Павлюченко сидел в машине на Садовом. Впереди — тысячи умиротворенных стоп-сигналов, сбоку — скучающие люди, одинаково пережидавшие часы в пробке под звуки капель, что падали на лобовое стекло, и томные голоса из магнитолы. Павлюченко было не до охватившего затор спокойствия: его телефон раскалялся от звонков помощника Хиддинка Александра Бородюка: «Рома, бросай машину! На ужине должны быть все!» — «Да я по центру дороги стою, как бросить?» — «Гус такое не любит! Вас отпустили на день, чтобы к ужину приехали. Садись в метро». — «Я в метро всего два-три раза ездил. Лучше в пробке постоять». — «Ты нормальный? Завтра — Англия!»


Павлюченко остался в машине и на общий сбор опоздал. После порции фруктов и творога нападающего вызвал в номер коуч. Злой. Гус объяснил, что задержка должна стать последней — в случае повторения Романа в команде уже не будет. Тот кивнул в ответ. Позже он узнал, что Гус и не собирался давать второй шанс: как только узнал о нежелании садиться в метро, вычеркнул из заявки и собирался выгнать со сбора. Голландца успокоили Бородюк и еще один помощник Игорь Корнеев: «Игра важная, может, он выйдет и забьет».


В ревущих «Лужниках» Павлюченко вышел на замену и забил. Дважды.


Сначала — вонзив неберущийся пенальти, который вообще-то должен был исполнять Игнашевич. «Так определили перед матчем. Но он не решился. Посмотрел на меня и сказал: „Нет, иди лучше ты“. Ну, я и пошел. Кому-то ведь надо было бить», — рассказывал Роман.


Потом — успев на добивании в атаке, длившейся больше минуты, — 2:1. Россия, в которую, хм, верили так сильно, что на стадион не приехал президент, приблизилась к Англии в таблице, но для попадания на ЕВРО-2008 требовались шесть очков из шести в оставшихся (с Израилем и Андоррой) матчах.

Роман Павлюченко забивает гол с пенальти в ворота сборной Англии во время футбольного матча между сборными России и Англии, который закончился со счетом 2:1. Владимир Федоренко/ Sputnik

«Нам нужно готовиться к отборочному турниру чемпионата мира, чтобы выступить там успешнее, чем в этот раз. Как можно оценить этот цикл? Как его оценить, если мы никуда не вышли?» — депрессивно вещал ноябрьским утром того же 2007-го президент РФС Виталий Мутко в лобби гостиницы в Тель-Авиве. Под ночь Россия проиграла первый из тех самых двух матчей (Израилю — 1:2) и перестала зависеть от себя: теперь приходилось ждать победы немотивированной Хорватии в гостях над нуждающейся в трех очках для выхода Англией.


Во второе подряд чудо верили еще меньше, вопрос перешел даже в экономическую плоскость: владелец «Спартака» Леонид Федун пообещал четыре «Мерседеса» сборной Хорватии в случае победы. Миллиардер вручил бы их голкиперу и трем лучшим полевым игрокам.


От престижных авто хорваты отказались — уладили все и без них (3:2 с победным голом на 77-й минуте) и вернули Россию к жизни.

Российские болельщики в июне 2008 года в Москве восторженно встречают сборную по футболу, вернувшуюся с чемпионата Европы с бронзовой наградой. DMITRY KOSTYUKOV/AFP via Getty Images

Пока дождливым вечером Хорватия выносила Англию на «Уэмбли», где-то на границе Испании и Франции Россия мучилась с Андоррой. Натужные 1:0, когда больше приходилось думать о параллельном матче, вывели команду на чемпионат Европы, но лишили Аршавина. Андрей не выдержал грубости соперника и за 10 минут до конца игры засадил в ответ прямо при судье. Итог — двухматчевая дисквалификация и, как следствие, пропуск двух туров группового этапа ЕВРО и сильные сомнения Хиддинка.


В декабре 2007-го, когда еще было неизвестно, какое наказание вынесет УЕФА, Гус даже допускал, что если дисквалификация будет трехматчевой, он может не взять на турнир Аршавина. Хотя речь шла о лучшем игроке команды и точно самом умном футболисте России.


Важный момент величия: когда Павлюченко забивал второй Англии, Аршавин около минуты стоял за линией ворот. Именно минуту назад он, отдавая пас, вылетел за пределы поля, и если бы вернулся, оказался бы в офсайде. Все понял. Не вернулся. Атака продолжилась. Роман забил. Аршавин — официально гений!

Андрей Аршавин в схватке с Эшли Коулом в отборочном матче Евро-2008 между Россией и Англией. Phil Cole/Getty Images
Три эпизода выше – иллюстрация ровно двух фактов:
1. Перед ЕВРО-2008 сборную не воспринимали даже в России.

Бывает теплая надежда, как со Слуцким в 2016-м или с Ярцевым в 2004-м. Бывает уверенность, как с Романцевым в 1996-м. А бывает — 2008-й. «Пока из всех участников ЧЕ-2008 Россия представляется самым очевидным аутсайдером, — писал „Спорт-Экспресс“ по итогам товарищеского матча в марте 2008-го (Румыния — 0:3). — А до старта турнира в Австрии и Швейцарии — всего лишь 72 дня, господа».


Подобное уничтожение было, конечно, заслуженным. В отборе у России случилась всего одна вспышка — Англия. Все остальное — предельно серые по содержанию матчи: два тотальных отскока от Хорватии (по 0:0 и куча возможностей проиграть), две победы над Эстонией (с голами во вторых таймах), безумие с Македонией (удаление Габулова и отбитый Малафеевым пенальти при 1:0) и 0:3 от Англии на выезде.


«Для товарищеских матчей существует другой оценочный критерий — идея. Была ли она вчера заложена в сборную России? Если и была, обнаружить ее не удалось», — снова написали про игру с Румынией, хотя распространить эти слова надо на весь групповой этап. Этап, где командой впервые руководил иностранец — Хиддинка подписали на два миллиона евро в год вместо почти бесплатного на его фоне Юрия Семина, — с которого дополнительный спрос.


Перед ЕВРО появились новые проблемы: на турнир голландец не взял лучшего бомбардира команды в отборе Кержакова, Денисов отказался сам, а самый результативный игрок победного Кубка УЕФА-2007/08 Павел Погребняк травмировался прямо перед чемпионатом.


Мыслить о плей-офф после такого — как верить в «Спартак»: не запрещают, но бессмысленно.



2. На ЕВРО Россия вышла благодаря череде случайностей, а если проще — чуду.

Со стороны — все и правда так. Магии добавлял шлейф волшебника, который летел за Хиддинком: он выводил Корею в полуфинал чемпионата мира, а Австралию — в плей-офф. Чем не чародей? Считается, что в особую силу сначала поверил даже Мутко, который заподозрил странное только после ничейного исхода с Израилем (1:1 в начале отборочного цикла ЕВРО-2008 — ред.). «А вы, Гус, не волшебник, как я думал», — произнес Виталий Леонтьевич, войдя в раздевалку.


По поводу сверхспособностей Хиддинк всегда говорил одно: «Чудес не бывает. А бывает тяжелая, напряженная работа. То, что произошло тогда, не имеет никакого отношения к везению».


Если разобраться в деталях, очевидно, что Гус прав. Он не чародействовал, а работал, ежедневно перетряхивая футбол, менталитет, людей вокруг.


«Хиддинк больше штудировал нас не в тренировочном плане, а в психологическом. Он сравнивал сборную Россию со своими прошлыми командами — с австралийцами и корейцами. Гус нам много раз говорил, что у нас мастерства больше, мы сильнее физически, просто в нашей голове сидит, что мы слабые, — нас в России затравили этим. Гус переключил наше понимание о себе, заставил поверить в собственные силы», — вспоминает Денис Колодин.


«Сейчас очевидно, что ваши футболисты никакие не неудачники. Но почему вы их так воспринимали? Знаю одно: когда что-то складывается неудачно, мы больше всего любим обвинять. Навешивать ярлыки. А это не тот подход, который может привести к успеху», — философствовал Гус уже после турнира.


Старый подход он изменил сразу. Например, запретил команде летать на древнем Як-42. Роман Павлюченко идеально запомнил тот авиаэпизод: «Когда Гус зашел и все это увидел — узкий проход, потрепанные сидения, он сразу воскликнул: «What?!» Сказал Мутко, чтобы таких самолетов больше не было! С этого момента летали на «боингах».


Похожая история — с базой и санаторием. Первую — в подмосковном Бору — Гус приказал сменить на гостиницу в центре Москвы после того, как из его крана потекла ржавая вода, а голландец беспомощно побежал к помощнику: «Саша, что это такое?» Советский санаторий с дачей Сталина на территории сборной выделили в Сочи. В первый же вечер тренера узнал на ужине пьяный посетитель бара. Налив полный стакан водки, он предложил: «Гусяра, давай тяпнем!» Наутро команда переехала в пятизвездочный отель.


«Вы — игроки сборной!» — доносил Хиддинк до футболистов, давая понять, что они достойны и комфорта, и уважения.


Выбивая условия у боссов, тренер думал и об атмосфере в команде. Так, вместо режима армии появилась полная свобода. Игорь Семшов считает, что этим подходом голландец изменил наш футбол: «Он относился к нам как к людям. Все, что мы делали за пределами поля, ложилось на наши плечи. „Чем вы занимались накануне, — говорил он, — я проверять не буду, но я увижу все это на поле“. У нас зачастую любят контролировать, чтобы сюда или туда не ходили, а тут наоборот. Это доверие и работало. Он давал правильную свободу, и ты понимал, что не можешь его подвести».


Иван Саенко особо отмечал веру тренера в игроков в любой ситуации, из-за чего исчезло психологическое напряжение, а поездки в сборную стали в кайф.


Уровень близости между тренером и игроками подчеркивает история о том, как команда поехала на тренировку на автобусе, а Гус — на велосипеде. Когда транспортные средства поравнялись, Хиддинк, улыбаясь, показал игрокам средний палец. А теперь представьте такое, например, с Романцевым.

Голландский тренер российской футбольной сборной Гус Хиддинк выступает перед болельщиками на встрече команды в Москве после прибытия с Чемпионата Европы по футболу, где она заняла третье место, 27 июня 2008 года. DMITRY KOSTYUKOV/AFP via Getty Images

На фоне искренности даже разгром от Испании (1:4) в первом матче финальной стадии чемпионата Европы все восприняли спокойно (ситуативные эмоции Виктора Гусева — «Широков — не уровень сборной» — не в счет).


Болельщики — потому что увидели мысль, открытый футбол и сумасшедшую физику: Россия пробежала больше соперника и чаще владела мячом.


Медиа — потому что Гус не поплыл на пресс-конференции и без нервов общался с журналистами, будто все идет по его плану.


Футболисты — потому что план действительно был. «На собрание до первой игры он пришел с планом до конца чемпионата. Каждый день был расписан: тренировка, подъем, и так до конца — до финала! Он никуда не собирался и хотел играть в финале. Я не думаю, что ребята раньше ощущали что-то подобное с каким-либо тренером», — вспоминал Игорь Корнеев.


До финала не хватило одного шага: остановил разгром (0:3) в полуфинале — снова от Испании. По словам Корнеева, обыграть будущих чемпионов Европы и мира было нереально: мяч у них никто не мог отобрать по две-три минуты, а настрой бил фонтаном. «Когда Аршавин делал первое касание, в него так влетел опорник испанцев и с ногами вынес мяч, что у Андрея, наверное, пропало какое-либо желание просить пас, — говорит Корнеев. — Они показали, что пришли сюда выигрывать чемпионат. Я думаю, и сам Андрей многое переосмыслил после этого».

В промежуток между двумя Испаниями уложились две недели счастья, которые до сих пор достойно оценивают даже побежденные. «Сборная России была как молния: они были лучше готовы, — рассказал недавно Рафаэль ван дер Ваарт. — В ее составе играл Аршавин, тогда он был главным на поле. Он сыграл как Месси, был очень быстр, плюс ко всему у него еще и остались силы на дополнительное время, это было нечто».


Одна составляющая той русской мощи (победы над Грецией, Швецией и эпическая — над Голландией; Аршавин, которого Зидан назвал «великолепным футболистом»; Павлюченко, разделивший второе место в споре бомбардиров; Жирков и тот же Аршавин — в символической сборной) — внутренняя свобода, которую принес Хиддинк. Фактурнее всего об этом написали почему-то в Латвии: «Хиддинк не считал своих футболистов „мартышками“. Он даже не научил их играть в футбол. Он просто избавил их от комплексов, привитых еще в юношеском возрасте. И оказалось, что они умеют почти все».


Второй аспект — сбор перед турниром, на котором Хиддинк подводил игроков к ЕВРО, будто саперов к миссии по спасению мира. Особую роль в этом сыграл тренер по физподготовке Раймонд Верхейен, которого Гус представил так: «Скоро вы будете его ненавидеть».


Сергей Игнашевич отмечал, что уже в то время специалист пользовался компьютерными программами: тестировал игроков, потом анализировал, каждому показывал цифры и говорил, какие результаты были перед сбором и какой прогресс появился: «В этом, кстати, был психологический эффект: когда и ты действительно чувствуешь, что прибавляешь, и тебе это еще подтверждают цифрами. Так что заслуга Верхейена в успехе-2008 ничуть не переоценена. Свою работу он сделал на пять с плюсом».

Сборная России и ее тренер Гуус Хиддинк празднуют победу над Голландией в четвертьфинале Евро-2008 года. Shaun Botterill/Getty Images

Когда вспоминают время Хиддинка в «Анжи», чаще всего указывают на то, что он совсем не участвовал в тренировках, наблюдая за ними со стороны. Перед ЕВРО Гус был именно тренером в поле — максимально заинтересованным в выполнении упражнений и постоянно изобретающим новое. Например, вместо привычных нагрузок игроки катались по горам на велосипедах или шли наверх пешком. Планка, которую сейчас выполняют в любом спортзале, тогда считалась чем-то новым и вызывала у футболистов затруднения: «Секунд 30 стояли, но казалось, что все вены повылезали наружу», — смеется Денис Колодин.


Корнеев объясняет, что подготовка не была рандомом и бессмыслицей — штаб четко знал, чего хочет: чтобы игроки выполняли больше футбольных действий, а между ними было меньше пауз. «Как-то на тренировке сразу начали лететь искры. Мы поняли, что если сейчас не остановим, то они просто убьют друг друга. Мы знали, почему это происходит, а они — нет. Потому что благодаря той работе, что мы сделали, они стали быстрее, но сами не понимали этого», — вспоминал тренер.

Тренер российской сборной по футболу 2008 года Гуус Хиддинк на тренировке. Clive Mason/Getty Images

ЕВРО-2008 не изменил наш футбол.


Сборная не вышла уже на следующий большой турнир, а потом провалила два ЕВРО подряд.


Четверо тех, кто после лета-2008 уехал в Британию, вернулись оттуда, глобально так и не сумев обрести себя. А новое поколение все так же до последнего боится покидать Россию, только если это не отпуск в Дубае.


Лимит стал жестче.


Проблемы — те же.


Но пусть ненадолго, хотя бы на ту самую ночь после Голландии, когда страна сошла с ума от победы, мы поняли, что у нас есть сборная, которой можно гордиться. Честная, неравнодушная, открытая.


Мы вдруг поняли, что от футбола можно кайфовать, даже если играют свои.


И что так классно завоевывать уважение мастерством в ремесле, а не провокациями и силой.