103
ДНЯ ДО ТУРНИРА

Дания-1992: быть и еще раз быть

Автор: Никита Каширский

Д

ания дала мировой культуре, без сомнения, самый классический из всех классических сюжетов — история принца Гамлета и драмы его венценосной семьи известна практически каждому. Однако также эта скандинавская страна явила потрясающий драматический эпизод и мировому футболу. С той лишь разницей, что в трагедии Шекспира вопрос «Быть или не быть» просто прозвучал, а на ЕВРО-1992 случилось так, что сборная Дании нашла на него ответ. Причем однозначный.

Завязка датской истории была классической по драматургии, но неординарной по контексту глобальных событий в принципе. Тот чемпионат Европы был иллюстрацией перелома в жизни континента: в Швецию, где проходил турнир, впервые приехала сборная объединенной Германии и попала в группу с собранной на обломках Советского Союза командой СНГ. Если эти перекроения карт чиновники УЕФА еще смогли переварить, то вот сборной пылающей в огне Югославии шанса не дали. Балканскую команду отправили домой уже из Швеции, где она проводила финальный этап подготовки к ЕВРО. Тогда югославы были одними из главных фаворитов, и для болельщиков по всей Европе такое решение стало шоком. Но еще большим шоком оно было для сборной Дании, которая оказалась в радостном непонимании происходящего.


Популярная история про то, что датских футболистов выдергивали на чемпионат Европы из отпусков — преувеличение. За неделю до старта турнира датчане сыграли вничью со сборной СНГ (1:1), выглядели вполне достойно, но причиной такого результата эксперты предпочитали называть не их игру, а скорее недостаточную сыгранность команды Бышовца.


Данию не очень хотели видеть на ЕВРО, тоскуя не только по дисквалифицированной Югославии, но и по прежней сборной Дании. На которую эта команда была мало похожа.

В 80-е Дания была чуть ли не самой веселой сборной в Европе. Под руководством немецкого тренера Зеппа Пионтека датчане играли в бесшабашный и залихватский футбол. Они могли в двух матчах к ряду разгромно победить и с тем же размахом проиграть, и это никого не удивляло — таков был стиль. Но в 1990 году Пионтек внезапно объявил о своем уходе, а сменил его помощник — Рихард Мёллер-Нильсен. Датчанина упорно не хотели назначать — он был лишь девятым в списке кандидатов, но тут, очевидно, и начало работать провидение судьбы: по тем или иным причинам другие претенденты отказались, и выбора не осталось.


Тренер взялся за дело с большим рвением, но его видение футбола противоречило ставшему привычным датскому стилю. Мёллер-Нильсен был апологетом дисциплинированной игры с жесткой организацией, первым делом пытался закрепить каждого игрока на своей позиции и обеспечить надежность в обороне. Против этого восстали сами футболисты, не видевшие в нём авторитета ни в футбольном, ни в психологическом плане. А апогеем всего стал демарш Микаэля Лаудрупа — на тот момент одного из лучших игроков мира. Он заявил, что не желает ломать себя и играть в такой серый и скучный футбол. Лаудруп не откликнулся даже когда Дания внезапно оказалась на ЕВРО, чем еще больше ухудшил прессу команды. Не пойми как попавшая на турнир, без былого блеска, да еще и без главной звезды — вот как удручающе описывали сборную Дании перед стартом ЕВРО. О каких-то перспективах никто даже не пытался рассуждать, лишь гадали, кто будет хуже: они или шотландцы.

Ким Кристофте и Рихард Мёллер-Нильсен празднуют победу на ЕВРО-1992 / Michael Kunkel/Bongarts/Getty Images

Сами футболисты тоже не решались фантазировать об успехе. Главной задачей было просто не опозориться и спокойно уехать на отдых после трех матчей группового этапа. Но... В первой игре — нули с англичанами. Встреча оказалась примечательна только ужасающей формой британцев, в которой все и усмотрели единственную причину того, что Дания не проиграла.


Следующий матч, казалось бы, расставил всё по местам: датчане сошлись в скандинавском дерби с хозяевами чемпионата шведами и уступили 0:1. У многих вызывал недоумение тот факт, что Бролин смог отличиться лишь раз, но тут уже хотя бы отдали должное мастерству вратаря Петера Шмейхеля.

Матч Дания – Англия (0:0) на групповом этапе ЕВРО-1992 / Shaun Botterill/Allsport/Getty Images

Матч третьего тура с Францией воспринимался как формальность. Вот только так не думал Рихард Мёллер-Нильсен. Этот момент стал ключевым и для его переосмысления подхода к тренерской работе. Прежде он витал в мире схем и тактических ходов, но ситуация дала ему понять, что мотивация имеет не меньшее значение. Математически у Дании оставался шанс на выход из группы, и Мёллер-Нильсен убедил своих игроков в том, что он реален, даже не смотря на то, что нужно было остановить таких зубров, как Кантона и Папен. Франция хоть и переживала смену поколений, но была прекрасна в своей атакующей мощи. Двух звездных форвардов из глубины поддерживал Дешам, а тренировал эту команду еще недавно игравший Мишель Платини, так что даже чудеса организации не гарантировали Дании успех.

Матч Дания – Франция (2:1) на групповом этапе ЕВРО-1992 / Shaun Botterill/Allsport/Getty Images

Но быстрый гол Хенрика Ларсена дал возможность датчанам поверить в себя и уверенно держаться до 61-й минуты, когда Папен все же пробил Шмейхеля. И здесь в дело вступил Мёллер-Нильсен. Он заменил обессиленного Бриана Лаудрупа на Ларса Эльструпа, и тот на 78-й минуте своим голом вывел Данию в полуфинал. Поверить в это было сложно всем, а в первую очередь — самим датчанам. Но впереди их ждал бой с действующими чемпионами Европы голландцами, атакующим трио Райкаард — Гуллит — ван Бастен и молодым Деннисом Бергкампом. Эта четверка выглядит пострашнее MSN Барселоны или BBC Реала. Стопроцентного тактического противоядия от него не было, помочь могла лишь самоотверженность, которую датчане проявили сполна.


Матч был настоящей мясорубкой, где ушибов и ссадин никто не считал, но зрелищности при этом хватало. Ларсен вновь забил в дебюте. На 23-й минуте ему ответил Бергкамп. Еще через 10 минут Ларсен забил снова... Перестрелка затихла. Дания уже предвкушала восторг от победы. Но за четыре минуты до конца матча Райкаард резко сбросил датчан с небес на шведскую землю. Физических сил у скандинавов почти не оставалось, но на морально-волевых Дания дотянула до серии пенальти. А там случилась дуэль великих: ван Бастен бил вторым и Шмейхель взял этот удар. Возможно, так Марко наказала карма за травму, которую он нанес защитнику датчан Хенрику Андерсену. Больше в серии никто не промахивался, и этот сейв Шмейхеля отправил Данию в финал. Чемпион Европы был повержен, но теперь надо было побеждать чемпиона мира.

Немцы были так же грозны, как и два года назад на полях Италии. Заммер, Бреме, Клинсманн, Эффенберг — они не просто нагоняли страх, но и делали немецкую сборную сбалансированной и многогранной. Датчане же находились на пределе своего физического потенциала, почти все игроки основы имели микротравмы, а нормального запаса вообще не набиралось. И тут вновь пришло время проявить волю. В защите Дания стояла стеной, Шмейхель тащил все, а Йон Йенсон и Ким Вильфорт смогли огорчить Бодо Илльгнера. Немцы сделали все, что могли, но разницу определило желание соперника, сносящее все преграды.

Дания впервые стала лучшей в Европе. На этом можно было бы и закончить, вот только особой уникальности этой истории добавляет даже не турнирный путь команды, а персональные драмы ее личностей.


Самая душераздирающая история у Кима Вильфорта. Лидер лучшей команды Дании «Брондбю» вообще не собирался ехать на ЕВРО. Его семилетняя дочь Лин была больна лейкемией и находилась в тяжелом состоянии. Понятное дело, ему было не до футбола. Но перед стартом Евро состояние малышки улучшилось, и супруга Кима уговорила его присоединиться к сборной. После поражения от Швеции, когда все думали, что для Дании борьба закончена, Вильфорт вернулся к дочери. Матч с Францией они смотрели вместе в больничной палате, и когда стало ясно, что Дания прошла в полуфинал, уже сама Лин попросила папу вернуться в команду и выиграть кубок. Вильфорт приехал в Швецию с тяжелым сердцем, но понимая, что другого варианта у него нет. Он не дрогнул в серии пенальти с Голландией, а в финале вложил в свой удар с линии штрафной столько чувства, что мяч не мог не попасть в цель. Датчане вернулись домой победителями, но Вильфорт был главным среди них, ведь он исполнил желание дочери.


К сожалению, спустя недолгое время маленькая Лин все же покинула этот мир.

Датский полузащитник Ким Вильфорт с Кубком Европы / Bob Thomas Sports Photography via Getty Images

Другая семейная история не столь трагична. Как было уже сказано, Микаэль Лаудруп отказался играть за сборную. Младший брат Бриан изначально последовал примеру старшего. Но в апреле 1992 года, еще не предполагая, что может оказаться на ЕВРО, изменил свое решение. Его отношения с тренером были непростыми, но Бриан умерил свою гордость и согласился играть на команду, а Мёллер-Нильсен дал ему больше доверия и свободы. На ЕВРО младший Лаудруп ни разу не забил, но был главным конструктором и мотором атак сборной. Впоследствии, когда Бриан выступал за шотландский «Рейнджерс», его ценили именно за умение помогать партнерам и не тянуть одеяло на себя. Микаэль же был признан величайшим игроком в истории датского футбола, не будучи причастным к его главному успеху.

Футболист сборной Дании Бриан Лаудруп на ЕВРО-1992 / Bob Thomas Sports Photography via Getty Images

Нашлось в этой датской драме и место для мотива неблагодарности и несправедливости. Даже приведя национальную сборную к главной победе в ее истории, Рихард Мёллер-Нильсен не получил почестей на родине. По итогам того года его признали лучшим тренером мира по нескольким версиям, но в Дании выбрали другого. Это выглядело как нарочитая насмешка, мол, ты можешь сделать что угодно, но уважения достоин не будешь. Уволить тренера-победителя у чиновников не хватило духа, но спустя четыре года, когда Дания не вышла из группы на следующем чемпионате Европы, они сделали это максимально быстро.


Судьбы других героев той сборной сложились крайне разнообразно. Петер Шмейхель стал легендой «Манчестер Юнайтед» и одним из лучших вратарей в истории, а сейчас ворота национальной команды защищает его сын Каспер.

Датский голкипер Петер Шмейхель / Shaun Botterill/Allsport/Getty Images

Автор половины голов Дании на ЕВРО-1992 Хенрик Ларсен имел шанс заиграть в Англии, однако так и не реализовал себя, и теперь болельщики помнят Хенрика, но не того, а лысого шведа с похожей фамилией.


А забивший победный гол французам Ларс Эльструп вообще бросил футбол, ушел в секту «Дикие гуси» и пропал с радаров.


Истории разные, но то, во что они сплелись, не назовешь сказкой. Скорее это очень яркая иллюстрация того, что в жизни нет черного и белого, серое не всегда то, каким кажется, а чему быть, то будет и без шекспировских вопросов.

Сборная Дании празднует победу над Германией (2:0) в финале ЕВРО-1992 / Shaun Botterill/Allsport/Getty Images