Цикл экскурсий по Санкт-Петербургу – одному из городов-хозяев ЕВРО-2020 – Федор Погорелов продолжает по Тверской улице – непосредственному месту действия главных исторических преобразований минувшего столетия в самом северном городе-миллионере.
Тверская улица: полвека истории пешком
от Петербурга к Ленинграду
Длина маршрута - 1 км
Время в пути пешком - 18 минут
из Петербурга в Ленинград
Эта прогулка длиной в неполный километр – путешествие из Петербурга в Ленинград, вояж от одной государственной институции – Государственной Думы – к штабу революционного восстания октября 1917 года Смольному.
Местность вокруг Тверской улицы в Петербурге начала XX века – по сути, глухомань. Не случайно на районе располагалось не одно богоугодное заведение. Соседние кварталы издавна назывались в народе "Пески" (из-за супесчаной почвы, в которой преобладал… тадам! – песок). В этих кварталах с середины XIX века располагались гвардейские полки: Преображенский и Конный, а также лейб-гвардии Саперный батальон и гвардейская Конная артиллерия. Военное прошлое оставило в местной топонимике свой след: Парадная, Госпитальная и Кавалергардская улицы, Саперный переулок, Преображенская площадь и многое другое. Собственно, первое название Тверской улицы – Офицерская.
В 1859 году улицу переименовали.
Состояла она преимущественно из деревянных домиков в 5-7 окон по фасаду, с палисадниками, курами и прудами во дворе. В 1859 году улицу переименовали. Было принято решение называть улицы в этой части в честь губернских городов Российской империи. Так Офицерская стала Тверской, а на карте столицы империи появились Тульская, Одесская, Новгородская улицы, Калужский переулок.


Пасторальный характер микрорайона растворился в 1906 году:
В Таврический дворец въехала Государственная дума, возвестившая о первых глобальных переменах в нашей стране в XX веке. Улицу моментально перестроили, стремительно началось возведение доходных домов для элиты, депутатов и их семей. Хорошие примеры — дома 1 и 2 по Тверской.
Дом 1
Дом 1 — доходный дом купца 1-й гильдии Дернова (занимался мануфактурой, владел химчисткой). Дом известен в первую очередь башней на последнем этаже: здесь в 1905 году поселился поэт-символист Вячеслав Иванов, устроивший салон по средам. По сути, в "Башне" Иванова начинался Серебряный век русской культуры. Приятель Иванова Николай Гумилев, живший в Царском Селе, частенько оставался ночевать на диване: домой было ехать не с руки. На философских дискуссиях председательствовал, как правило, Николай Бердяев. Тут придумал прием с выходом артистов из зала Всеволод Мейерхольд.

Постоянные гости
В гостях часто были Александр Блок (на одном из собраний "Башни" он впервые прочитал "Незнакомку"), Федор Сологуб, Анна Ахматова, Корней Чуковский. Шумные сборища по ночам привлекали внимание полиции. Однажды даже забрали в участок маму Максимилиана Волошина – полицейским показались подозрительными ее короткая стрижка и шаровары.
Доходный дом губернского советника Александра Обольянинова. В нем снимали квартиры депутаты Николай Нечаев (Воронежская губерния), Калинник Рудич (Подольская губерния), Касьян Тарасов (Вятская губерния). Отдельного упоминания заслуживает Эспер Ухтомский, который жил в квартире 6. Представитель древнего рода Ухтомских сопровождал цесаревича Николая II во время путешествия на крейсере "Память Азова" в страны Азии в конце XIX века. Будущий император в компании с Ухтомским посетил Бомбей, Цейлон, Бангкок, Китай и Японию, сделал татуировку в виде дракона и пережил покушение японского полицейского, переполненного ксенофобскими настроениями.

За домом Обольянинова сейчас одно из помещений Госархива, а в 60-е – 70-е годы прошлого века в специфическом новострое находилась редакция журнала "Костер", где с 1976 года незадолго до отъезда в США два года трудился Сергей Довлатов.

Дом 2
"Я работал в "Костре". То есть из жертвы литературного режима превратился в функционера этого режима. Функционер – очень емкое слово. Занимая официальную должность, ты становишься человеком функции.

Вырваться за диктуемые ею пределы невозможно без губительного скандала, функция подавляет тебя. В угоду функции твои представления незаметно искажаются. И ты уже не принадлежишь себе. Раньше я, будучи гонимым автором, имел все основания ненавидеть литературных чиновников. Теперь меня самого ненавидели.

Я вел двойную жизнь. В "Костре" исправно душил живое слово. Затем надевал кепку и шел в "Детгиз", "Аврору", "Советский писатель". Там исправно душили меня. Я был одновременно хищником и жертвой.

Редактировал "Костер" детский писатель Сахарнов. Я прочитал его книги. Они мне понравились. Непритязательные морские истории. Он выпускал шесть-семь книжек за год. Недаром считают, что ресурсы океана безграничны. Дельфины нравились Сахарнову больше, чем люди. Он этого даже не скрывал. И я его понимаю".
Церковь Знамения Пресвятой Богородицы
Из плавного течения улицы выделяется Церковь Знамения Пресвятой Богородицы старообрядческой общины Поморского согласия (архитектор Дмитрий Крыжановский, классик петербургского модерна). Строение имеет ярко выраженные псковско-новгородские черты.
Участок обнесен забором и утоплен вглубь тротуара, что делает здание церкви похожим на монастырь. В 1933 году церковь закрыли, помещения на ее территории были обращены в коммунальное жилье, а иконы и утварь переданы на хранение Русскому музею. Со второй половины XX века на территории культового сооружения располагалась производственная площадка "Автоарматура" – тут производились комплектующие для автомобильных заводов страны, в частности, кнопочные переключатели для "Лады". С конца 80-х годов в помещении прописался центр автомобильного дизайна "Стиль" – то была площадка по разработке первого советского гоночного автомобиля "Лаура".


Дом 5
Дом 5, в котором располагается консульство Чешской республики, для Марии Тецнер, вдовы статс-секретаря Государственного совета, построил архитектор Александр Хренов. В подвале находился ренсковый (искаженное "рейнский") погреб – магазин по продаже иностранных алкогольных напитков. Если вам повезет попасть во двор, то можно увидеть старую табличку, до сих пор висящую на заборе из колючей проволоки: "Дети, прыгать по гаражу запрещено. Это территория консульства ЧССР".
В доме 11, построенном в 1865 году, находилась богадельня Германского благотворительного общества. С 1937 по 1942 год тут обосновалась школа для "испанских детей", как в СССР называли мальчишек и девчонок, которые были вывезены из охваченной гражданской войной Испании.

Чуть в стороне — Калужский переулок, 7 – стоит дом, построенный к 50-летию Октябрьской революции. Изначально он предназначался для сотрудников Обкома Ленинграда и представителей творческих индустрий. По легенде, во время строительства архитектор дома поссорился с городским начальством и слегка изменил проект: балконы, которые изначально должны были быть в каждой квартире, исчезли из хором для сотрудников Обкома коммунистической партии. До середины 90-х годов прошлого века в доме функционировала автономная телефонная станция, соединявшая жильцов напрямую со Смольным, в котором с 1917 года располагалась власть города. В доме до сих пор живет известный петербургский поэт Александр Кушнер.

Дом 11
Дом 20
Неожиданным образом район Тверской улицы связан с изобретателями. Во дворе дома номер 20 по Кавалергардской улице стоят кольца для игры в питербаскет. Она была придумана в конце XX века петербургским энтузиастом Анатолием Несмеяновым, другом прославленного тренера Владимира Кондрашина, и представляет собой динамичную версию баскетбола: три кольца на трех щитах, висящих на одном столбе, позволяют сосредоточиться только на бросках и исключить самое скучное, что есть в баскетболе, – бег.

На параллельной Одесской улице функционировала лаборатория Александра Лодыгина – петербургского изобретателя лампы накаливания. В 1998 году напротив лаборатории был установлен памятник уличному фонарщику. Ирония судьбы — именно эту профессию, по сути, уничтожило изобретение Лодыгина.

Фото: Фото: Александр Гальперин, Сергей Мамонтов/Sputnik, Alex 'Florstein' Fedorov, George Shuklin/Wikimedia, Galina Ermolaeva | Dreamstime.com, Федор Погорелов